Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
00:16 

Гаврилиада. Баллада о Дозорном.

Сталкеров в рай без очереди пропускают
...Первый визит он сделал в редакцию ежемесячного охотничьего журнала «Герасим и Муму». Товарища Наперникова еще не было, и Никифор Ляпис двинулся в «Гигроскопический вестник», еженедельный рупор, посредством которого работники фармации общались с внешним миром.
— Доброе утро, — сказал Никифор. — Написал замечательные стихи.
— О чем? — спросил начальник литстранички. На какую тему? Ведь вы же знаете, Трубецкой, что у нас журнал…
Начальник для более тонкого определения сущности «Гигроскопического вестника» пошевелил пальцами.
Трубецкой-Ляпис посмотрел на свои брюки из белой рогожи, отклонил корпус назад и певуче сказал:
— «Баллада о гангрене».
— Это интересно,— заметила гигроскопическая персона. — Давно пора в популярной форме проводить идеи профилактики.
Ляпис немедленно задекламировал:

Страдал Гаврила от гангрены,
Гаврила от гангрены слег…

Дальше тем же молодецким четырехстопным ямбом рассказывалось о Гавриле, который по темноте своей не пошел вовремя в аптеку и погиб из-за того, что не смазал ранку йодом. — Вы делаете успехи, Трубецкой,— одобрил редактор,— но хотелось бы еще больше… Вы понимаете?
Он задвигал пальцами, но страшную балладу взял, обещав уплатить во вторник.
В журнале «Будни морзиста» Ляписа встретили гостеприимно.
— Хорошо, что вы пришли, Трубецкой. Нам как раз нужны стихи. Только — быт, быт, быт. Никакой лирики. Слышите, Трубецкой? Что-нибудь из жизни потельработников и вместе с тем, вы понимаете?..
— Вчера я именно задумался над бытом потельработников. И у меня вылилась такая поэма. Называется: «Последнее письмо». Вот…

Служил Гаврила почтальоном,
Гаврила письма разносил… .

История о Гавриле была заключена в семьдесят две строки. В конце стихотворения письмоносец Гаврила, сраженный пулей фашиста, все же доставляет письмо по адресу.
— Где же происходило дело? — спросили Ляписа. Вопрос был законный. В СССР нет фашистов, за границей нет Гаврил, членов союза работников связи.
— В чем дело? — сказал Ляпис. — Дело происходит, конечно, у нас, а фашист переодетый.
— Знаете, Трубецкой, напишите лучше нам о радиостанции.
— А почему вы не хотите почтальона?
— Пусть полежит. Мы его берем условно. Погрустневший Никифор Ляпис-Трубецкой пошел снова в «Герасим и Муму». Наперников уже сидел за своей конторкой. На стене висел сильно увеличенный портрет Тургенева, а пенсне, болотных сапогах и с двустволкой наперевес. Рядом с Наперниковым стоял конкурент Ляписа — стихотворец из пригорода.
Началась старая песня о Гавриле, но уже с охотничьим уклоном. Творение шло под названием: «Молитва браконьера».

Гаврила ждал в засаде зайца,
Гаврила зайца подстрелил.

— Очень хорошо! — сказал добрый Наперников. Вы, Трубецкой, в этом стихотворении превзошли самого Энтиха. Только нужно кое-что исправить. Первое — выкиньте с корнем «молитву».
— И зайца,— сказал конкурент.
— Почему же зайца? — удивился Наперников.
— Потому что не сезон.
— Слышите, Трубецкой, измените и зайца. Поэма в преображенном виде носила название.«Урок браконьеру», а зайцы были заменены бекасами. Потом оказалось, что бекасов летом тоже не стреляют. В окончательной форме стихи читались:

Гаврила ждал в засаде птицу.
Гаврила птицу подстрелил… и т.д.

После завтрака в столовой Ляпис снова принялся за работу.
Белые брюки мелькали в темноте коридоров. Он входил в редакции и продавал многоликого Гаврилу.
В «Кооперативную флейту» Гаврила был сдан под названием «Эолова флейта».

Служил Гаврила за прилавком.
Гаврила флейтой торговал…

Простаки из толстого журнала «Лес, как он есть» купили у Ляписа небольшую поэму «На опушке». Начиналась она так:

Гаврила шел кудрявым лесом,
Бамбук Гаврила порубал.

Последний за этот день Гаврила занимался хлебопечением. Ему нашлось место в редакции «Работника булки». Поэма носила длинное и грустное название: «О хлебе, качестве продукции и о любимой». Поэма посвящалась загадочной Хине Члек. Начало было по-прежнему эпическим:

Служил Гаврила хлебопеком,
Гаврила булку испекал…

Посвящение, после деликатной борьбы, выкинули. Самое печальное было то, что Ляпису денег нигде не дали. Одни обещали дать во вторник, другие — в четверг, или пятницу — через две недели. Пришлось идти занимать деньги в стан врагов — туда, где Ляписа никогда не печатали.
Он вошел в редакцию газеты "Индустриальный вестник".
— Доброе утро! Вот, замечательные стихи написал, про Дозор.
— Что ж, про Дозор — это хорошо. Это злободневно. Давайте послушаем.
читать дальше

@темы: творчество

21:32 

Вальгалла

Сталкеров в рай без очереди пропускают
18:44 

Тонкая линия.

Сталкеров в рай без очереди пропускают
Вообще, это должно было быть частью большего произведения, но в процессе редактирования выпало и долго лежало у меня так. Монах говорит, что в целом сгодится и как отдельное произведение.

Тонкая линия

@музыка: Электрически Партизаны - Звезда и автомат (RAF)

@темы: творчество

22:39 

Фильм, фильм, фильм.

Сталкеров в рай без очереди пропускают
Что-то я устал после вчерашней десятичасовой прогулки за город. Завтра заберу у Светланы диск, и отдам на всеобщее обозрение нашу вылазку на плен эр.
Ещё завтра надо встретиться с коллегой, будем обсуждать съемки нашего нового фильма. У нас уже какое-то время есть идея снять кино... Нет, поручик, не порно, арт-хаус. :р Я надеюсь мы все же доведем эту идею до финальных титров, а не забросим где-то на пол-пути. Съемки назначены ориентировочно на август. Что получится узнаем к сентябрю. Короче, ждите премьеры во всех кинотеатрах страны и следите за анонсами XD

@темы: творчество

00:24 

Постмодернизм.

Сталкеров в рай без очереди пропускают
Есть у меня один товарищ, разговоры с ним у нас зачастую выливаются в такие постмодернистские игры: заимствования, а то и просто цитаты, из некоторых культовых произведений. Сегодня это перешло все границы и получилось вот это:
читать дальше

@музыка: Дом Кукол - В Париже Плюс Шесть

@темы: творчество

23:53 

Сталкеров в рай без очереди пропускают
Тихо-тихо войдет в твой сон
И свернётся, уснувшим котенком,
Память (это почти закон) -
Жизнь на выцветшей киноплёнке.
Можно просто не думать об этом,
В череде неоплаченных дней.
Легионы уходят с рассветом
И сжигают свой Карфаген.
И в отблеске дальних пожаров,
Из недописанных глав,
Кто на курок нажмет первым,
Тот и останется прав.
Воздух пахнет грозой и мятой.
Я не хочу смотреть,
Как чернеют листы бумаги -
Карфаген все же должен сгореть.

@темы: стихи, творчество

Пикник на обочине

главная